Заказ экскурсий по Львову:

Я в


Авто-екскурсии Львовом
Старый герб Львова Новый герб Львова
Українська мова ''Interes’но у Львові'' Русский язык ''Interes’но во Львове'' English
Interes'но во Львове - ваш персональный гид по Львову. Экскурсии по Львову

Мечислав Опалек "На выщербленной брусчатке"

Интересно про Львов

 

     Перенесемся на сто лет назад и пройдемся львовской брусчаткой. Может и увидим что-то достойное нашего внимания. Старій Львов отличался от нынешнего: маленький, никчемный, зажатый в душной  давке улочек. Несмотря на то он и тогда имел свои особенности, свой фасон и стиль, которого сейчас уже не увидишь. Поэтому не помешает осуществить небольшую прогулку по старому Львову и втянуть в ноздри аромат тех времен, когда прадеды, потея в цилиндре и широченном кравати, ухаживал за прабабушками и строчил в ее альбомы пышные письма.

     Да и   идти недалеко, следует пройти каких-то сто верст, которые установил Всевышний на пути вечности, обозначая беглые лета. С такого путешествия вернемся живы и здоровы, почти без убытков. А что немилосердные выщербленная брусчатка немного поламает наши каблуки, и ароматы старого Львова могут привести некоторых к потери сознания, то это мелочи! Поэтому запасаемся терпением и снисходительностью.

     Прежде всего речь идет о снисхождении к древней цивилизации Львова, а  скорее к ее отсутствию, потому свежеиспеченная столица Галиции и Лодомерии (Какие остряки поздней эпохи метко исказят ее на Голицию и Голодомерию) пока полностью лишена сети подземных коммуникаций. Разнообразный хлам свободно стекает в открытые канавы, окаймляющие даже центральные улицы. Дважды на неделю город убирают, но как называется мастер этой профессии и как его зовут, об этом молчат. Известно лишь, что исполнительным органом является скованы цепями арестанты из городской  башни, и эффект их работы выглядит следующим: мусор сворачивается в холмы и громоздится на тротуарах пока ветер & nbsp; не расбросает все это добро на четыре стороны света.

     Брущатка ужасна и умоляет небо о мести на головы магистрата. Несколько приличных тротуаров разве на восточной стороне рынка, в древней королевской кам'яницей і палацом архиепископов. Поэтому здесь бурлит беззаботный городской променад. Посмотрим, что вокруг! Насколько они отличаются от наших современников! Высокие и стройные кавалеры выглядят еще выше благодаря стоговатых цилиндров и еще стройным благодаря сюртуке "в талию" и красочным жилетку, вышитым цветами. Дамы в фалдистих юбках, в  возвышенность шалях и шляпках, каждый из которых претендует на памятник искусству львовских модисток. Отъявленных красавиц одевает госпожа Адамская с  Рынка, а также знаменитая госпожа Людова - согласно последним прихотям парижских  журналов, которые попадают во Львов через Вену. А барышни! волшебные барышни эпохи бидермайер, стройные и златокосые, летом овеяны облаками муслинових платьев розмаених лент, зимой окутаны салопкамы, украшенными серебристым мехом! Неудивительно, что их сопровождает восхищенный шепот и изысканные комплименты, которые согласно романтические традиции тех времен звучат примерно так:

 

     " Самая стройная газель в девичьем лесу роскоши ..."

 

     "Или так "брови   твои, словно луга, натянутые над фиалками глаз. Сам амур одолжил их тебе и   собственноручно наладував, чтобы ранить золотыми стрелами мое печальное сердце ..."

 

     Или еще так: "О серебристое облачко, сыплет не снегом холодным, ни дождем, только живой росой капает на ослажденую душу мою..."

 

     но  достаточно комплиментов и кулуарной поэзии, поскольку навстречу движется фигура, которая отнюдь не подходит поэтическому настроению. Берегитесь: господин, что  перед нами - это господин львовский, вернее австрияцький. Что,  верите? Вы привыкли, что обычно полицейский "именем закона" и возгласом "прошу паньство разойтись" требует физического раздвоения от каждого одинокого прохожего? И верьте не верьте, а этот господин в голубом  фраке, высоких ботинках, оригинальной шляпе, при сабли и палки на  белом поясе и действительно львовский полицейский образца столетней давности. Смотрите какой красивый мундир! Эта эпоха вообще пристрастилась в ярких, мало НЕ карнавальных униформе. Всеми цветами радуги сверкали мундиры военных и сиять бы им еще долго, если бы какой бюрократ от фанаберии НЕ отменил все это пестрое разнообразие.

 

     Но   не только мундиры военных радуют глаз капризной игрой цветов. Слышите, вдали поет рожок. Это почтовый дилижанс возвращается с императорского Вены. А это что за генерал верхом на упряжки? красный напивфрак, шляпа с черно-золотистым плюмажем ... Нет это 0- НЕ генерал, а   всего -всего почтальон. С дилижанса высаживается напыщенный господин. И снова униформу: зеленый фрак с серебряными пуговицами, воротник с фиолетового бархата, расшитый золотыми листьями и желудями. императорский чиновник во всей своей красе!

      И   и по гражданскому толпы глаз выхватывает Не менее колоритные фигуры. посмотрим,   как гордо выступает Рынком состоятельная еврейская семья. На мужчинах длинные   черные китайками, а то и атласные скины, шапки, украшенные собольим, лисьим или куньих мехом. Их жены имеют на голове богатые ленты, расшитые жемчугом и бриллиантами, а по бокам еще и пообвишувани тяжелыми ценными серьгами.

     Иудейские  девушки, Рахили-цветки, выросли в трущобах тесных переулков, покрытые шелковыми платками, которые во главе взимает золотой обруч. Львовские Иудеи веками избегали легкомысленной моды и придерживались одежды родителей, только  прогрессивная семья врача Раппопорта не устояла перед соблазнами парижских модных журнаилв. Вообще, иудеи составляли изолированный от остальных  львовян мир, ограниченный улицами еврейских кварталов. единственным исключением  был торговец сахаром Рахмиля Мисес, который благодаря военным заслугам получил от города разрешение селиться где угодно. Мисесу захотелось поселиться в проходной Камяниця на южной стороне рынка.

     Та власть не имела проблем с населением иудейских кварталов, подчиненным строгим законам Талмуда. По субоатх рынком сновали только сыны Израиля, потому что им строго запрещалось п'оявляться среди роскошных деревьев Иезуитского саду и на свижозакладених Гетманских валах (ныне - правый сторону проспекта Свободы). Потому стоит Иудею,   пусть и убранном в элегантный костюм, появиться на городской променад,   к нему моментально приступимть господин в голубом фраке и выходит отсюда.

     Судьбу иудеев разделяли на променадах и батярство. Ведь эта братия, никогда не грустила & nbsp; и всегда имела надлищок свободного времени, не была привилегией и особливисью наших дней. Сто лет том, как и сейчас, облака оборванцев совпадали, услышав музыку военного оркестра и везде искали бесплатного зрелища. Пойдем-ка на улицу Длинную, там уже с ними  НЕ разминемся. Вот они окружили карету губернатора Лобковица, который выбрался с женой в театр. Батяров интересует не столько господин губернатор в парадной уберите, как скороходы, бегущие в стороне кареты со свитой. Особенно их широкие испанские плащи и широкополые шляпы со страусовым пер'ям.

    Городской театр находится в здании бывшего францисканского костела и освещается жалкими оливковых лампами, которые все время капает зрителям на головы .. Такие же светильники с маслом, помещенные в фонарик с тремя стеклами и прилегающие к Камяниця., составляют все населения города. Тусклые огоньки заледь пробиваются сквозь закопченные стекла, поэтому будем считать под ноги: рискуем споткнуться за "кошачьи головки"  (Как называли легендарную Львовская брусчатку), или попасть в неароматным озерцо. Правда, при благоприятных фаз луны дела с освещением немного улучшаются. И когда небо погожее, по его бескрайнем просторепоявляется   серебристая фонарь, что занимает немного света славном городу., которому   монаршая ласка дарила тщеславный титул:Königreich Galicien und Lodomerien (столица Галиции і Лодомерии).

     Но так бывает не всегда, потому что месяц и небо обманчивы и капризны. Вот в театре дают "Суеверие" Каминского, и местные театралы массово выбираются на спектакль. Вечер безлунный, а масляные светильники в уличных фонариках задувает ветер. Однако вокруг не слышно воплей и нареканий, а не видно отчаянно загнутых ручек в будуарах, где они завершают туалет и с помощью белил прячут все недостатки внешности. Ловко туфелька не ступит в мутное болото. И ни одна женщина не потеряет красоты и свежести. Ведь во Львове с давних времен существует цех фонарщиков. Вооруженные маленьким деревянным светильником, внутри которого тепло мерцает сальная свеча, фонарщики - эти ангелы-хранители припизнених прохожих выходят каждый вечер на перекресток людных улиц и за плату 1-2 крайцеры в зависимости от расстояния, - проводите вас в любой участок города. После завершения спектакля фонарщики в театр и здесь ожидают клиентов.

     В сердце города, на Рынке поднимается старая башня Кампианов. В подвалах тоскуют по воле арестанты, на этажах содержится городское правительство, а на самой горе живет трубач с женой. Каждый час трубач, или Трубачева в голубом фартуке выкарабкивается на верхушку башни, чтобы протрубить городу   время. Из всех отверстий и закоулков башни возвышается множество грачей и ворон и отчаянным карканьем на свой образ возвещает, мол, еще 1:00 полетела в бескрайнее море вечности.




Назад в раздел
2009-2016 Права защищены - INTERES'но во ЛЬВОВЕ.