Заказ экскурсий по Львову:

Я в


Авто-екскурсии Львовом
Старый герб Львова Новый герб Львова
Українська мова ''Interes’но у Львові'' Русский язык ''Interes’но во Львове'' English
Interes'но во Львове - ваш персональный гид по Львову. Экскурсии по Львову

КОРОЛЬ ДАНИИЛ И ЕГО ШУТ Олелько

Легенды Львова

Книги Олелька

 

В летний день, когда солнце разливало по всему городу своё тепло, Олелько никак не мог усидеть в хмурых стенах замка. Но король, решая важные государственные дела, желал, чтобы он всегда был при нём, чтобы развлекал шутками его отяжелевшую голову. Однажды Олелько не выдержал духоты в замке и сказал:

– – Августейший король, позволь мне хоть сегодня отлучиться, ведь у меня есть срочное дело.

–  Какое же? – удивился Данило.

– Да вот, нужно книги просушить, чтобы не зацвели.

Король решился отпустить Олелька, а тот, прихватив дерюжку, постелил её в саду да и задремал сладенько брюхом кверху. Где-то под вечер вышел в сад и король, а с ним вместе и бояре гуртом. Тут видят – лежит Олелько, даже похрапывает.

– – Эй, Олелько! – окликнул его король. – Ну как, просушил уже свои книги?

– Ага, вот сушу как раз.

– А где же они?

– Так вот где! – хлопнул себя по голове Олелько.

Королевский конь

 

У коpоля Данила был любимый конь Ветер, который в боях не раз служил ему верой и правдой. Когда же тот конь постарел и не мог больше со всадником мчать, как ветер, король отдал его доживать век в конюшне. При этом он сурово приказал, чтобы коня берегли как зеницу ока. А тот, кто сообщит о смерти коня, попадёт в руки палача.

Но смерть на приказы внимания не обращает. Пришёл тот чёрный день, когда конь таки издох. И каждого охватил такой страх, что он уже мысленно с семьёй прощался.

Как раз в ту пору там очутился Олелько.

– – Эй, Грыць! Ты чего так насупился? – спросил он главного конюха.

– А ты не знаешь, какой приказ король мне отдал? Должен я был коню как своему пану служить. А кто о смерти коня сообщит, того к палачу отправят. Сегодня тот конь ноги протянул, а я сижу и думаю, что же мне дальше делать. То ли сначала с семьёй попрощаться, то ли в замок пойти и всё как есть рассказать. Ведь никто за меня этого не сделает.

– Плохо ты, Грыць, друзей своих знаешь. Я пойду к королю и сообщу ему новость. А ты можешь больше не сушить головы.

И действительно направился Олелько к королю, стал перед ним и говорит:

– Милостивый государь, слышали новость?

– Какую же?

– Любимый ваш конь есть не ест, пить не пьёт, дышать не дышит и не шевелится.

– Так он, наверное, сдох! – воскликнул король.

– Вы правы, но это не я сказал, а вы. И можете с палачом сами договориться. А то я в этом не очень-то понимаю.

Король рассмеялся и наградил Олелька за такую остроумную проделку.

 

Пари

 

Иногда, шутя над королём, Олелько не знал меры, а потому и не удивительно, что однажды Данило выгнал его со двора.

Прошёл месяц, и король заскучал по своему шуту. Возвращаясь с охоты, он заехал к Олельку. Уже издалека услышал он шум и пение. Оказалось, что у того были гости. Каково же было удивление короля, когда он увидел стол, уставленный едой и напитками.

– О-о, а ты неплохо живёшь! – воскликнул король. – А я тут всё думаю, не умираешь ли ты с голоду с тех пор, как мой хлеб потерял, вот и везу тебе дичи с охоты.

– акие, как я, не пропадут. Садитесь к нашему столу и угощайтесь.

– Откуда же ты берёшь деньги на банкеты?

– А я спорю на деньги.

– И выигрываешь?

– Когда как.

– Поспорь-ка со мной.

– Ваша воля. Можем поспорить на десять золотых, что вы станете на стол, а я ладонью трижды по столу хлопну, и вы сразу же на землю спрыгнете.

– Только потому, что ты по столу хлопнешь? – рассмеялся король. – Ну давай.

Данило залез на стол и с насмешкой посмотрел сверху на Олелька. Шут хлопнул по столу и сказал:

– Вот это раз! А во второй раз я может под вечер хлопну. А третий – может, завтра, а может, послезавтра. А вы не грустите, пейте, ешьте. – И, подняв кубок, крикнул: – Здоровье нашего короля!

Данило рассмеялся и спрыгнул на земляной пол.

– Ты выиграл. Вот твоя десятка. А теперь я хочу, чтобы ты ещё с моим воеводой пари заключил.

– Ну, я уж знаю, чего от него ждать, – сказал воевода. – Меня он так легко не проведёт.

– Ладно, – согласился Олелько. – Но я хочу обсудить это дело только с паном воеводой и с вами, яснейший король.

Они вышли во двор, и Олелько сказал:

– Держу пари, что завтра в полдень у пана воеводы на заду чирей выскочит. Ставлю пять золотых.

И король, и воевода чуть со смеху не попадали.

– Хорошо, мы принимаем пари и завтра в полдень будем тут.

Сияющий вид воеводы говорил о его вере в победу. Король тоже радовался, что наконец удастся Олелька высмеять. Войдя в дом, они увидели целую толпу гостей. Все, очевидно, с нетерпением ждали, кто выиграет.

– Ты проиграл! – с порога выкрикнул воевода. – Нет у меня никакого чирея.

– Ну что ж, такая моя судьба, – вздохнул Олелько. – Но я хотел бы удостовериться.

Воевода нерешительно затоптался на месте:

– Тут полно народу.

Это свидетели. Когда имеешь дело с такими значительными людьми, лучше обеспечить себя свидетелями.

Одним словом, воевода сбросил штаны и выставил свой зад. Чирея не было.

–  Я проиграл, вот ваши пять золотых, – сказал Олелько. Но при этом он казался удивительно радостным.

– Не понимаю, чему ты радуешься? – не понимал король. – Ведь ты проиграл!

– Наоборот – выиграл! С вами я поспорил на пять золотых, что у воеводы выскочит чирей. А со всеми присутствующими – на целую сотню, что воевода снимет перед ними штаны.

Смеялись все, кроме воеводы. Ну, оно и понятно.

Учёные гуси

 

Когда Олелько оказывался в опале, ему приходилось нелегко, вот и брался он за любую работу. Жаль только, что она сама ему в руки не шла. А жена ругается – есть нечего. Идёт Олелько грустный, тут видит – в Полтве чьи-то гуси барахтаются. И такие крупные да откормленные.

Идёт Олелько грустный, тут видит – в Полтве чьи-то гуси барахтаются. И такие крупные да откормленные.

–  А чьи это гуси? – спрашивает у пастушка.

– Боярина Недана.

Олелько знал, что все бояре с королём в поход подались, и сказал:

– Передай боярыне, что я мог бы её гусей научить по-человечьи говорить. Да и поспешил себе домой, усмехаясь. Глянь-ка, под вечер прибежал пастушок:

– Боярыня согласна. Хватит ли двух месяцев на науку? Олелько секунду подумал и кивнул:

– Хватит.

– Ну, тогда завтра я вам гусей пригоню.

Но Олелько гусей учить и не думал, а потихоньку резал их по одному да и ел с женой.

– Ох, нам это с рук не сойдёт, – вздыхала жена, но Олелько лишь смеялся. Прошло два месяца, и пастушок за гусями пришёл:

– Ну что, научились гуси говорить?

– А как же, галдят так, что хоть уши затыкай. Ну, скажу я тебе, беды не миновать, когда хозяин вернётся.

– А что такое? А то боярин как раз вернулся.

– Спроси у боярыни, что мне делать, а то гуси сговорились, что когда боярин приедет, то расскажут, как боярыня с оруженосцем шуры-муры водят. Да и не только это, ведь они, оказывается, много чего знают и о челяди: кто, с кем, когда…

Пастушок что было сил помчался к боярыне и всё ей передал. А та, выслушав его, не захотела про учёных гусей и слышать:

– Передай Олельку – пусть их к чёрту порежет и забудет, что брался когда-то учить. Проклятые гуси! Ты их корми, ухаживай, а они смотри какую пакость затеяли!

СОН

 

Один боярин за столом решил выставить Олелька на посмешище и говорит:

– Снился мне сон, будто бы мы с Олельком летали под облаками. Летали, летали, пока на землю не попадали. Только я в мёд упал, а Олелько – в навоз.

– Боже мой! – подхватил его речь Олелько, не дав никому рассмеяться. – Я видел такой же сон. Но вы не договорили, что дальше было. Когда мы выбрались – вы из мёда, а я из навоза, – то принялись друг друга облизывать. И мне, ей-богу, вкуснее было!

Тут уже прозвучал такой громкий хохот, аж тарелки запрыгали, а кубки зазвенели.




Назад в раздел
2009-2016 Права защищены - INTERES'но во ЛЬВОВЕ.