Заказ экскурсий по Львову:

Я в


Авто-екскурсии Львовом
Старый герб Львова Новый герб Львова
Українська мова ''Interes’но у Львові'' Русский язык ''Interes’но во Львове'' English
Interes'но во Львове - ваш персональный гид по Львову. Экскурсии по Львову

ЗИМОРОВИЧ

Легенды Львова

Предание о знаменитом львовском поэте Бартолемее Зиморовиче

 

Бартолемей Зиморович родился 20 августа 1557 года в уютном доме на Глинянской улице в семье каменщика. Всю жизнь он жил во Львове, где написал историю города, а также много стихотворений.

За свой ум и находчивость его несколько раз выбирали на должность войта. Он прожил длинную и богатую приключениями жизнь и умер в 1677 году.

Когда Зиморович стал бургомистром, ему пришлось разбирать множество судебных дел, а так как он очень ловко с ними справлялся, львовяне пересказывали их и радовались, что дал им Бог такого мудрого и справедливого бургомистра.

 

История с маслом

 

На Рынке в двухэтажном каменном доме жил один богатый купец, а в подвале его дома – бедный сапожник. Купец много раз старался выкупить у бедняка его подвал, но тот не желал и слушать.

Тогда купец решил схитрить. Он договорился с сапожником, что поставит у него десять бочек масла на хранение, а за это ему заплатит. На такое предложение сапожник согласился. Но хитрость заключалась в том, что только пять бочек были полными, а остальные пять – полупустыми. И вот через некоторое время купец идет за своими бочками и с притворным ужасом обнаруживает, что его обворовали.

– Где моё масло? Это грабеж!

Бедняга сапожник был ошарашен и не мог прийти в себя. Всю жизнь он прожил честно, и если кому-то и был должен, то только душу Господу. А что делать! Пришлось предстать перед судом в Ратуше. Присяжные ознакомились с делом и развели руками. Получалось, что сапожник и в самом деле обворовал купца, который требовал теперь, чтобы ему отдали подвал.

Одному пану бургомистру дело показалось нечистым. Он подумал и велел вылить масло из полной и неполной бочек и посмотреть, где будет больше осадка. Если бочки были поставлены в подвал полными‚ и сапожник воровал масло, то в неполной бочке осадка было бы столько же, сколько и в полной.

Но оказалось, что в полной осадка было вдвое больше. И теперь всем стало ясно, что те пять бочек были с самого начала заполнены лишь наполовину.

Купцу пришлось с позором покинуть Ратушу, да ещё и заплатить большую куну (то есть штраф) как магистрату, так и сапожнику.

 

Насилие

Одна вдовушка, решив даром поживиться, подала в суд на перекупщика за то, что он якобы он её изнасиловал.

Зиморович вызвал обоих и спрашивает у мужчины:

– Ты действительно это сделал?

– Ой, да что она говорит! Я и пальцем её не трогал.

– А я таки думаю, что трогал, – сказал Зиморович. – И вот мой совет: немедленно выплати этой женщине пятьдесят талеров.

Это была большая сумма, но перекупщик не спорил, потому что знал, что за изнасилование мог попасть в тюрьму. Поэтому сразу и заплатил. А хитрой вдовушке только того и надо было – взяла деньги, и только её и видели.

Когда она убежала, Зиморович сказал:

– А знаешь, вероятно, я ошибся. Беги за ней и отбери свои деньги назад.

– А мне за это ничего не будет?

– Не будет, слово бургомистра. Не отпускай её, пока не заберёшь денег, и возвращай сюда.

Перекупщик догнал женщину и начал у неё требовать деньги, но та и слушать не хочет. Он схватил её за руку и не отпускал. Тогда вдовушка разозлилась не на шутку и сама схватила того человека за руку и потащила назад в Ратушу.

– Ваша милость! – орала она, – вы взгляните на этого разбойника! Посреди улицы напал на меня и хочет отобрать деньги назад.

– Ну и как, удалось ему отобрать деньги? – спросил Зиморович.

– Да где уж там! Деньги при мне. Я ещё могу себя защитить от таких дохляков!

– Глядите-ка! Так вы – баба гром!

– Конечно! – радостно отвечала вдовушка, наградив испуганного перекупщика тумаком.

– Жаль только, что вы не сумели себя защитить, когда он вас насиловал.

Эти слова будто громом поразили женщину и она поняла, что попалась на вранье.

– Если он не смог даже денег забрать, а вместо того вы его сюда за руку приволокли, то как же мог он такую сильную молодицу изнасиловать? Вы – лгунья, и за враньё получите десять ударов плетью.

 

Жирные деньги

У скотобойца, который продавал на рынке мясо, вор украл кошелёк с деньгами. Скотобоец заметил, что его обворовали, в последний момент, и едва успел поймать вора за руку. Но тот поднял крик, что произошла ошибка, что никакой он не злодей и ничего не воровал.

На шум пришла стража и повела обоих в Ратушу.

Бургомистр Зиморович, выслушав обоих, велел обыскать вора. У него в самом деле был кошелёк с деньгами, но он божился, что это его собственные деньги.

Зиморович велел принести кипятку, развязал кошелёк и высыпал деньги в воду. На поверхность сразу же всплыл жир.

Теперь все увидели, что это на самом деле деньги скотобойца‚ который целый день торговал мясом‚ и потому, ясное дело, его монеты были засалены. Деньги возвратили, а вора отправили в тюрьму.

 

Сухая верба

Из Львова часто отправлялись караваны купцов в далёкие края. Собирался караван вместе на Лычаковской рогатке, прощался с родными и – в путь.

Случилось так, что не успел обоз и до Винников добраться, как один купец почувствовал себя очень плохо и не мог ехать дальше. Что было делать? Отдал он деньги своему приятелю, сказал, какие товары ему закупить, а сам вернулся домой.

И когда караван после долгого странствия прибыл во Львов, а купец спросил своего приятеля о товарах, тот очень удивился. Никаких денег он не брал. Какие ещё деньги?

Как на беду, в ту минуту, когда один другому деньги передавал, рядом не было никого, кто мог бы стать свидетелем.

Подался купец в отчаянии к Зиморовичу и поведал ему о своей беде. Зиморович велел привести второго купца.

Когда они оба явились к нему, Зиморович спросил у того, второго:

– Брали ли вы деньги у этого человека?

– Боже сохрани! Разве я бы не отдал чужие деньги? Я же не первый год торгую во Львове, все меня хорошо знают.

– Скажите мне, – обратился бургомистр к пострадавшему, – есть ли у вас свидетели?

– Есть – Господь Бог.

– А где вы ему деньги отдали?

– Посреди дороги.

– Может, там было что-нибудь особенное?

– Сухая верба дуплистая у дороги клонилась. А больше ничего.

– Знаете что, садитесь-ка в бричку, езжайте на то место, осмотритесь, вдруг что и вспомните. А вы, – к приятелю, – подождите здесь.

Купец поехал, а Зиморович сел за стол и начал просматривать бумаги.

Прошло около часа, как он поднял голову и спросил второго купца:

– Где же это он задерживается? Неужели не добрался ещё до той вербы?

– Почему нет? Уже должен был бы вернуться, – ляпнул купец и прикусил язык, смекнул, что выдал себя.

– Ага! – сорвался на ноги Зиморович. – Вот оно как! Стража! Заковать его в кандалы!

– Помилуй! – упал на колени купец. – Всё верну!

– Не сомневаюсь. Но перед тем испытаешь, каково в нашей тюрьме.

 




Назад в раздел
2009-2016 Права защищены - INTERES'но во ЛЬВОВЕ.